КРОСС

Красноярск

Телефоны
(391)293-34-45
Клуб
Решивших
Овладеть
Стрессовыми
Ситуациями

Иметь или быть?

15 августа 2011 | Просмотров: 1781 | Практика
С.Катцина КРОСС Красноярск

 

Иметь или быть?

(по материалам одноименной монографии Эриха Фромма)


          Иметь или быть?   Не кажется ли Вам, что эта фраза звучит как противопоставление?

Или-или. А почему нельзя и то и другое, чего ради делать из этого альтернативу?
          Сам Фромм начинает свою книгу с фразы о том, что «альтернатива «обладание или бытие» противоречит здравому смыслу. Обладание представляется естественным условием бытия: чтобы жить, мы должны обладать вещами.
         Но насколько тесной является связь между обладанием и бытием? Можно ли сказать, что чем больше мы имеем, тем лучше мы живем? И что означают в таком случае слова  Иисуса, приведенные в Евангелии от Луки: «…кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее.  Ибо что пользы человеку приобресть весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?»   Душа – это предмет обладания или бытия?
    Попытаемся в этом разобраться. 
    Для начала определимся с понятиями. Эрих Фромм разъясняет, что под обладанием и бытием он понимает  две различные структуры характера.  То есть, по мнению Фромма, характеру человека присуща одна из двух установок: установка иметь, либо установка быть.  И эта установка характера определяет его  отношения с миром и с самим собой.
         Например, я - студент, ориентированный на обладание. Я слушаю лекцию, воспринимаю слова и их смысл, в лучшем случае дословно записываю в тетрадь все, что говорит лектор, чтобы впоследствии вызубрить конспект  и сдать экзамен. Под видом лекции я обладаю (имею) некой коллекцией чужих высказываний - и все.

Содержание лекции не становится частью моей собственной системы мышления, между мной и прослушанной информацией

не устанавливается никакой связи, мы чужды друг другу. 
          Совершенно по-иному протекает усвоение знаний у студентов, которые относятся к миру с позиции  бытия.  Во-первых, Фромм говорит, что они не приступают к слушанию лекций будучи «табула раза» (лат.), то есть в состоянии чистой доски. Они пришли на лекцию потому что уже интересовались  темой. Они не просто слушают информацию, они ее слышат и что самое важное,  реагируют на нее продуктивно. У них рождаются новые вопросы и новые идеи.  В результате, лекция оказывает на них определенное влияние и вызывает какие-то изменения. То есть они после лекции уже чем-то отличаются от того человека, которым были прежде, отличаются тем, что узнали.   Приходилось ли Вам встречать таких студентов?

Мне – да, на наших занятиях в КРОСС-клубе. Ведь мы не даем дипломов и к нам ходят только те люди, которым занятия помогают изменить себя к лучшему.
         Фромм цитирует философа 13 века – монаха-доминиканца Майстера Экхарта: «человек не должен иметь своего собственного знания».  В книге афоризмов

Льва Толстого есть такая персидская мудрость: «Если человек ищет мудрости, он умен, но если он думает, что нашел ее, он безумен». Мы не должны рассматривать свои знания как некую собственность; мы не должны быть преисполнены важности своих знаний (я прочел эту монографию или статью, поэтому я «крут»), цепляться за них или жаждать их.  А почему человек цепляется за знание? Причина та же, по которой он цепляется за других, за вещи, за деньги – иллюзия безопасности.      

      
         Знание с позиции бытия – это процесс, это активность мысли, оно никогда не станет поводом для остановки. А скажите, бесконечность пугает?  Хотелось бы остановиться и обрести покой?  
         Но тогда скажите, привязанность к чему-либо ограничивает свободу? Еще как! Свобода человека ограничена в той степени, в которой он привязан к собственности, к работе и, наконец, к своему собственному «я».  Будучи привязанным к собственному «я», мы не реализуем полностью наших возможностей.

Например: Я – предприниматель или преподаватель, Я – мать своих детей. - И только?  Ограничение себя рамками какой-то роли есть самоограничение.  Ведь если я потеряю работу или перестану быть матерью, то от меня ничего не останется.
           Идеи, убеждения и даже привычки могут стать собственностью. Как думаете, человек, имеющий привычку каждое утро в одно и то же время съедать один и тот же завтрак,  может быть выбит из колеи отклонением от привычного ритуала? (Например, перебои в электроснабжении и он яйцо всмятку и кофе сварить не может…) - А почему такая мелочь выбивает из колеи на весь день?    Эта привычка стала его собственностью, ее потеря угрожает его безопасности.  И тогда это уже не мелочь.
          Следующий пример. Представьте: нам предстоит встреча с человеком, от которого мы хотим получить что-то: хорошую работу, оценку, любовь, одобрение. 

Собеседование, экзамен, свидание. Согласны ли вы с тем, что многие проявят в этой ситуации по крайней мере легкое беспокойство и будут «готовить» себя к этой важной встрече?   Они подбадривают себя, думая  о том, что они имеют: о своих прошлых успехах и личном обаянии (или о своей способности внушать людям страх, если такая роль представляется им предпочтительной). О чем они еще могут думать как о том, что имеют?  О влиятельных связях могут подумать? О внешности? Об одежде?
         Словом они мысленно взвешивают свои достоинства и, исходя из этой оценки, выкладывают свой товар в последующей беседе.  Вы скажете, а как же иначе?
          Эрих Фромм говорит, что есть люди другие – те, которые подходят к любой ситуации без какой-либо предварительной подготовки. Им не надо прибегать к специальным средствам для поддержания уверенности в себе.  Их реакция непосредственна. Они забывают о себе, о своих знаниях, о положении в обществе, которым обладают.  По этой причине они могут всем своим существом реагировать на другого человека и на его мысли.  У них рождаются новые идеи, потому что они не держатся ни за какую из них. Знаете, почему человек в споре изо всех сил держится за собственное мнение? Потому что для него это один из видов его собственности. Это то, чем он обладает.  А люди, ориентированные на бытие, полагаются не на то, что они имеют, а  на то, что они есть, что они живые, они живо и полностью вовлекаются в разговор, им неважно, кто прав, а важны идеи, которые рождаются в диалоге.   В результате из общения они  выносят не торжество победы и горечь поражения, а радость.
            Можно себе такое представить? Лично  мне вспоминаются маленькие дети – вот уж кто вовлекается в дело всем своим существом, без подготовки и без заранее припасенного «товара» своих достоинств.  Вот уж воистину «будьте как дети».
          Вышесказанное не означает, что надо все раздать и начнется новая жизнь.   Эрих Фромм уточняет, что не любое обладание противоречит бытию. Он делит обладание на экзистенциальное и характерологическое. Экзистенциальное   вытекает из условий человеческого существования; а характерологическое из свойств характера. Само человеческое существование в целях выживания требует, чтобы мы имели и сохраняли определенные вещи, заботились о них и пользовались ими. 

Это относится к нашему телу, пище, жилищу, одежде, а также орудиям производства.   Такое обладание диктуется стремлением к самосохранению и не вступает в конфликт с бытием.     В конфликт вступает обладание, вытекающее из черт характера. Такое обладание – это не инстинкт  самосохранения, это - страстное желание удержать и

сохранить что-либо.
        Получается, что оба способа существования – и обладание и бытие заложены в человеческой природе. Одна тенденция – иметь, обладать черпает силу в  стремлении к самосохранению и безопасности, а другая – быть, проистекает из внутренней потребности к познанию мира, единению с ним.  Мы сами можем решить какую из этих противоположных тенденций своей личности мы хотим развивать.
         Конечно, очень заманчиво не идти вперед, оставаться на одном  и том же месте – во всем полагаться на уже имеющееся. Потому что то, что мы имеем, нам известно. Мы боимся сделать шаг в неизвестное, в неведомое (например, сменить работу, расстаться с человеком, который причиняет нам вред) и, соответственно, избегаем этого. Только старое,

испытанное, безопасно, или по крайней мере, нам так кажется.
         И все же, несмотря на всю безопасность, которую дает человеку обладание, люди испытывают потребность в новом, в изменениях.  Фромм обращает внимание на  тех, кого человечество сделало своими героями. Геракл, Одиссей, Христос – это люди, которые расставались с родиной, семьей и отправлялись на встречу с неизвестным.
         Но не кажется ли вам, что быть героем хоть и заманчиво, но глупо? Вроде бы противоречит собственным интересам….
          Давайте разберем, так ли это. Ориентированные на обладание люди – назовем их осторожными – должны вроде бы получать удовольствие от безопасности. Но  на самом деле -  надежно ли мое положение, если я завишу от того, что имею? Если я завишу от денег, от престижа, от связей – то есть от чего-то, что вне меня – я могу это потерять?  Конечно. Я могу потерять и собственность, и друзей, даже с жизнью рано или поздно придется расстаться.
        И тогда возникает вопрос: Если я – это то, что я имею, и если я теряю то, что я имею, то кто же тогда есть я?  -  Пустое место.  
         А если человек не то, что он имеет, а то, что он есть?  Тогда центр моего существа находится во мне самом, все мои способности – мыслить, любить, художественное или интеллектуальное творчество при мне и они зависят от меня самого.
          В отличие от обладания, которое постепенно уменьшается по мере использования  вещей,  бытие имеет тенденцию к увеличению по мере реализации. Чем больше я тренирую свои навыки, тем их больше, тем они совершеннее.  Получается кажущийся парадокс:  то, что мы расходуем - не пропадает, и, наоборот, то, что мы пытаемся сохранить,  с тем что происходит? Мы его теряем.  
        Помните, в начале статьи я привела слова Иисуса:

«…кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее». Становится понятно, о чем речь.
         Возвращаясь к тому, что безопаснее: иметь или быть, Фромм говорит: единственная угроза моей безопасности при установке на бытие таится во мне самом.

Какая это опасность? - недостаточно сильная вера в свои творческие возможности и в жизнь, а также готовность предоставить другим право распоряжаться своей судьбой. 

Но если я верю в свою жизнь и отвечаю за нее, то нет ничего, что могло бы мне угрожать.
         Итак, если Вы узнали из этой статьи нечто новое для себя, то теперь у Вас есть выбор. Пользуясь словами известной песенки: «думайте сами, решайте сами – иметь

или не иметь, иметь или не иметь…».
      

© Светлана Катцина.

При копировании текста ссылка на источник обязательна.